Preview

Право и управление. XXI век

Расширенный поиск
№ 2 (2018)
Скачать выпуск PDF

ПРАВО В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

3-12 113
Аннотация

Введение. Округа в Сербии имеют давнюю традицию, относящуюся к началу XIX века. В этот период они одновременно выполняли функ­ции государственной власти и местного само­управления. В 90-е годы Сербия отказалась от социалистической модели конституционализ­ма и вернулась к либерально-демократической модели, а округа сегодня занимают иное положе­ние в конституционной системе. Они являют­ся исключительно региональными отделениями министерств, формой территориальной децен­трализации власти. Их основная функция – ис­полнение решений центральных администра­тивных органов (министерств). В первой части данной статьи анализируются вопросы разви­тия административных округов и их нынеш­него положения в конституционной системе Сербии (статус, органы и полномочия). Во вто­рой части статьи рассматриваются возможно­сти улучшения положения административных округов в будущем в рамках возможной реформы территориальной организации Сербии.  

Материалы и методы. Методологиче­ская основа исследования состоит из общих научных и специальных научных методов ана­лиза правовых явлений в области конститу­ционного и административного права: метод системного структурного анализа, метод син­теза социально-правовых явлений, сравнительно-правовой метод, формально-логический метод, историко-правовой метод.  

Результаты исследования. Анализ пока­зал, что положение административных окру­гов в Республике Сербии должно быть изменено. Административные округа в Сербии находятся в подчинении министерств, которые осущест­вляют государственную власть. Это своего рода виды региональных органов государственной власти и организационные подразделения ми­нистерств. С другой стороны, 29 из ныне дей­ствующих округов являются хорошей основой для введения второго уровня местного самоу­правления в Республике Сербия. Таким образом, округа могли бы самостоятельно осуществлять определенные полномочия через свои собствен­ные органы, которые бы непосредственно из­бирались гражданами. Кроме того, они могли бы сохранить и свои действующие полномочия и, таким образом, стать своего рода «смешан­ными» территориальными единицами, кото­рые объединили бы функции местной власти и местного самоуправления. В конце концов, районы в Сербии во многом уже имеют такой статус. Это решение позволило бы повысить эффективность и демократичность конституционного строя в Сербии и укрепить позиции местного самоуправления. Однако, чтобы изме­нить и улучшить положение округов в Сербии, недостаточно просто внести изменения в зако­нодательство, необходимы и конституционные изменения.  

Обсуждение и заключение. Основной вы­вод заключается в том, что правовое положение округов в Сербии должно быть изменено. Они должны стать «смешанными» территориаль­ными единицами (административными и само­стоятельными). Таким образом, по правовому положению они стали бы очень похожи на серб­ские округа из XIX века. Реформа территори­альной организации Республики Сербия, которая представляется неизбежной, должна включать изменение правового статуса и характера округа. Они могут стать важными террито­риальными единицами, которые могут иметь «смешанный» характер, объединяя функции как государственного управления, так и местного самоуправления.  Данный характер округа, который долгое время существовал в конституционной тради­ции Сербии, позволит им, как административ­ным и самостоятельным единицам, наладить более тесные связи между местными территориальными единицами (районы и города) и ин­ститутами центральной власти. Их терри­ториальный, экономический и демографический потенциал станет прочной основой для повы­шения эффективности местного самоуправле­ния и государственного управления в Республике Сербия. Кроме того, применение этой модели полностью опередило бы бессмысленный проект регионализации, который, несомненно, принесет больше ущерба, чем выгоды.

 

13-21 103
Аннотация

Введение. В статье анализируется, в общем контексте современного меж­дународного права, позиция Китайской Народной Республики, наиболее жестко выступающей за применимость режима управления «общим наследием челове­чества» к Арктике, ссылаясь на Часть XI Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.  

Материалы и методы. Методологическую основу исследования соста­вили общенаучные и специальные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, формально-юридический, сравнительно-правовой и историко-правовой методы).  

Результаты исследования. В результате проведенного анализа выявлено, что современную позицию Китая в отношении режима управления Междуна­родным районом морского дна как «общим наследием человечества» и в целом в отношении морского права неприемлемо характеризовать в исключительно не­гативных оценках, как это было в период противостояния между СССР и КНР в 1960-1980 годах. Объективно долговременные интересы КНР и Российской Федерации в поддержании международного морского права совпадают. Вместе с тем современная правовая политика КНР отличается от заявленной во время Третьей Конференции ООН по морскому праву, она стала более ориентирован­ной на продвижение национальных интересов Китая в Арктике, на создание в Северном Ледовитом океане района «общего наследия человечества», вопреки тому, что ни одно из пяти приарктических государств за это не высказыва­ется.  

Обсуждение и заключение. В статье сопоставляются доводы Китая в пользу применимости к Арктике норм о районе «общего наследия человечества» с доводами об отсутствии намерения приарктических государств создавать в Арктике такой район, представленными в международно-правовой науке, в том числе в трудах, раскрывающих юридическое содержание термина «общее наследие человечества». В контексте позиций приарктических государств по данному вопросу, в том числе и отраженных в материалах Третьей Конферен­ции ООН по морскому праву (1973 – 1982 гг.), выявлены причины поддержки Китаем инициированной в США концепции «общего наследия человечества» и попыток Китая расширительно её толковать, особенно применительно к Ар­ктике.

22-30 256
Аннотация

Введение. В мае и июне 2018 года в России активизировались дискуссии во­круг проблемы конфискации имущества, полученного преступным путем. Эти дискуссии возникли после нескольких инициатив законодателей, выступивших за усиление роли этого института уголовного права в юридической практике в России и Верховного Суда РФ в Постановлении Пленума от 14 июня 2018 г., обобщившего опыт применения конфискации в практике российских судов и сформулировавшего некоторые рекомендации для судов.  

Материалы и методы. В статье для анализа проблемы использован ряд исследовательских приемов и методов. Прежде всего, это анализ, позволяющий вычленить тенденции в развитии института конфискации. Используются также сравнения, с помощью которых сопоставляются и оцениваются одно­родные процессы на разных этапах применения института конфискации иму­щества, нажитого преступным путем, используется также обобщение, необ­ходимое для подведения итогов исследования.  

Результаты исследования. Использование института конфискации иму­щества, полученного преступным путем, в юридической практике России про­шло несколько этапов. Современный этап начался после того, как институт был восстановлен в УК РФ Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ, в соответствии с которым раздел VI УК был дополнен главой 15.1 «Конфиска­ция имущества».  На основе решений майского и июньского пленумов Верховного Суда РФ в статье анализируется практика применения этого института в деятельно­сти российских судов. 12-летний опыт применения главы 15.1 УК показал, что, несмотря на неоднократные разъяснения Верховного Суда, которые касались отдельных составов преступлений, часть спорных моментов так и осталась неразрешенной. В связи с этим в подготовленное Постановление пленум Вер­ховного Суда внес ряд предложений по совершенствованию правовой базы этого института.  14 июня 2018 года на очередном Пленуме Верховного Суда РФ было принято новое детальное постановление по практике применения главы 15.1 УК и пред­ложены конкретные рекомендации по совершенствованию практики примене­ния института конфискации имущества, полученного преступным путем в РФ, которые рассматриваются и комментируются в статье.  

Обсуждение и заключение. В юридической литературе новации в законо­дательстве России, связанные с институтом конфискации имущества, полу­ченного преступным путем вызвали оживленную дискуссию. Существуют две основные точки зрения на восстановленный институт конфискации. Первая точка зрения заключается в том, что, «новое место конфискации имущества среди мер уголовно-правового воздействия определено правильно».  Однако существует довольно большая группа юристов, которые не согласны с отнесением конфискации к мерам уголовно-правового характера. Они убежде­ны, что место этого института в разделе видов уголовного наказания.

31-39 111
Аннотация

Введение. В статье обоснован авторский взгляд на правосудие как одну из важнейших обеспечительных функций правозащитной природы судебной вла­сти. Автор определяет факторы, совокупность которых формирует уровень доверия и характер оценки обществом результатов работы судебных органов (как следствие – всей судебной системы России). Компаративистский подход к исследованию природы судебной власти, ее структуры и системы во многом вытекают и обуславливаются функцией правосудия (осуществления судебной власти в системе разделения властей) как важнейшего вида правоприменения, а также природой и функциями законодательной власти, принимающей за­коны, которые потом трактует суд. Только суд, основываясь на трактовке и сравнительно-правовом анализе норм законодательства (аналогия закона) и права (аналогия права), в рамках «коридора» действующего законодательства, может давать итоговое заключение, которое по юридической силе и необходи­мости его исполнения путем обязательного применения механизмов государ­ственного принуждения может быть приравнено к закону.  

Материалы и методы. Методологическую основу исследования составили следующие общенаучные и специальные методы познания правовых явлений и процессов в сфере судебного права и правосудия: метод системно-структурного анализа; метод синтеза; метод анализа; сравнительно-правовой метод; формально-логический метод; статистический метод.  

Результаты исследования. В результате проведенного анализа выявлено, что правоприменение возможно только на основе толкования или уточнения права каждым судьей в рамках осуществления правосудия по каждому отдель­но взятому делу. Правоприменение является правом в действии, а правосудие (по вступившим в законную силу судебным актам) окончательным способом обеспечения универсальности и единообразия норм права. Правоприменение не­возможно без действующего законодательства, подвергающегося постоянным изменениям и дополнениям; с учетом этого меняется сам характер правопри­менения.  

Обсуждение и заключения. Обосновано, что структура судебной системы определяется правозащитной природой судебной власти и характером материального права, применяемого в рамках каждого вида судопроизводства. Автор статьи предлагает исходить из нового – авторского – понимания того, что судебная власть с помощью обеспечительной функции правосудия является дельных граждан и/или их групп. Обосновывается, что понимание правосудия в рамках сравнительно-правового подхода только как вида правозащитной дея­тельности является узким и не отвечает целям совершенствования судебной системы России.
40-47 89
Аннотация

Введение. Корпоративное законодательство в развитых правопорядках меняется весьма быстро. Законодатель понимает, что коммерческие юриди­ческие лица являются своеобразным проводником свободных капиталов. Это обстоятельство вынуждает законодателя оперативно реагировать с тем, что­бы создавать оптимальные условия функционирования для коммерческих юри­дических лиц. Создание благоприятного инвестиционного климата позволяет привлекать свободные капиталы, концентрирующиеся не только в банках, но и в коммерческих организациях. Гармонизация корпоративного права позволяет формировать благоприятный инвестиционный климат в соответствующих юрисдикциях. Однако процесс гармонизации корпоративного законодательства сопряжен со значительными сложностями, преодоление которых является пер­востепенной задачей законодателя.  

Материалы и методы. Методологическую основу исследования составили следующие общенаучные и специальные методы познания правовых явлений и процессов: диалектический, формально-юридический, сравнительно-правовой, формально-логический, структурно-функциональный.  

Результаты исследования. В настоящем исследовании автор сконцен­трировал внимание на наиболее важных аспектах продолжающейся гармониза­ции положений корпоративного законодательства отдельных государств как на внутринациональном уровне, так и в формате существующих интеграцион­ных объединений. В частности, отмечается, что одним из главнейших кри­териев формы коммерческого юридического лица является ее инвестиционная привлекательность в конкретном национальном правопорядке. Коммерческие юридические лица являются точкой приложения капитала. Этот фактор можно считать одним из определяющих в направлении совершенствования на­ционального корпоративного права.  

Обсуждения и заключение. Систематизация общих признаков коммерче­ских юридических лиц в различных национальных правопорядках, позволила, в том числе, определить сдерживающие факторы их развития как на националь­ном уровне, так и в рамках интеграционных объединений. Методы преодоления таких факторов весьма различны в зависимости от того, на каком уровне они используются. Научная дискуссия на этом направлении позволяет выявить своеобразные точки отсчета регенерации наиболее консервативных положений корпоративного законодательства в различных национальных правопорядках.
48-59 121
Аннотация

Введение. Международное космическое право («МКП») характеризуется отсутствием специализированной комплексной системы разрешения споров («СКСРС»). При этом отсутствие СКСРС не оказало негативного влияния ни на развитие МКП, ни космической деятельности («КД»), однако этот факт не исключает необходимости ее разработки. В статье анализируются факторы, потенциально влияющие на возрастание количества споров в данной области, способы и методы «управления рисками» возникновения споров, а также суще­ствующие отраслевые и межотраслевые механизмы разрешения споров в обла­сти КД в призме особенностей МКП.  

Материалы и методы. Теоретическую основу исследования составили работы ведущих юристов-международников, специализирующихся в области МКП, а также материалы различных конференций по МКП; аналитическую базу – Устав ООН, договоры ООН по космосу, резолюции ГА ООН, а также фа­культативные правила Постоянной палаты третейского суда («ППТС») 1997 и 2011 гг. Основными методами исследования являются методы формальной логики, включая анализ, синтез, аналогию и моделирование, а также систем­ный, сравнительно-правовой и метод толкования.  

Результаты исследования. В результате проведенного анализа выявлено, что: 1) особенности МКП, включая наличие открытых вопросов, как и тен­денции развития КД, оказывают непосредственное влияние на возрастание ри­сков возникновения международных споров; 2) особенности ответственности в МКП хотя и могут повлиять на рост количества споров, с одной стороны, с другой – в своей совокупности, они способствуют и предотвращению возмож­ных споров; 3) на настоящем этапе эффективное применение и потенциальное сочетание существующих средств разрешения споров могут привести к на­хождению новых средств, которые будут способны заполнить правовой вакуум, созданный отсутствием СКСРС в МКП.  

Обсуждение и заключение. Для целей снижения рисков возникновения споров и оптимального урегулирования уже возникших: 1) обоснована необхо­димость первоочередного согласования открытых вопросов МКП на договорной основе; 2) определены методы «управления рисками» возникновения споров в кон­тексте особенностей ответственности в МКП; 3) выявлено, что обращение к системе разрешения споров в рамках ППТС позволяет как учесть особенности современной КД и необходимости ее комплексного правового регулирования, так и эффективно использовать и сочетать в рамках единой системы различ­ные средства разрешения и, возможно, предотвращения споров, в частности, учреждение следственных комиссий по установлению фактов; 4) уточнено, что в долгосрочной перспективе оптимальным представляется согласование СКСРС на договорной основе.

УПРАВЛЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

60-69 91
Аннотация

Введение. В статье исследуются развитие мировой экономической системы в контексте экономических теорий Смита, Кейнса, Фридма­на и влияния на этот процесс пропаганды.  

Материалы и методы. В исследовании применялись как общенаучные, так и традици­онные методы, применяемые в политологии и экономике.  

Результаты исследования. Это влияние позволяет говорить о возникновении к середине ХХ века модели Кейнса – Бернайса, а к началу XXI века неоэкономической (постиндустри­альной) модели, в которой доминирует пропа­ганда. В этой новой модели спрос и предложение, прибавочная стоимость, цены и пр. создаются движением информации. Кроме того, в статье формулируется «правило четырех частей», характеризующее современный рынок труда в развитых странах. Также приводятся данные об использовании новейших компьютерных техно­логий и вывод о новых возможностях пропаганды в экономике.  

Заключение. Основные выводы работы те­зисы о синергии экономики и пропаганды, о не­обходимости дальнейшего исследования этого феномена.

70-78 74
Аннотация

Введение. Процессы, происходящие в Европе, делают актуальным исследо­вание социальных, культурных и политических особенностей немецкоязычного электората Швейцарии, который выражает неоднозначное отношение к пер­спективам включения страны в Европейский союз.  

Материалы и методы. Исследование проведено на основе теоретического и эмпирического анализа швейцарских тематических источников и литерату­ры, исторического, системного, компаративного и бихевиористского метода, а также корреляционного анализа, что позволило определить причинные связи и дифференцирующие признаки этно-лингвистических швейцарских общно­стей, вычленить и оценить факторы в наибольшей степени воздействующие на их отношение к Евросоюзу.  

Результаты исследования. Швейцарский электорат разделяет глубо­ко укоренившуюся приверженность политическим институтам Швейцарии. Нейтралитет, федерализм и прямая демократия пользуются всенародной под­держкой во всем этнолингвистическом многообразии страны и многие швейцар­ские евроскептики настаивают на том, что членство в ЕС будет несовмести­мо с политическими традициями конфедерации. Однако неприятие членства в ЕС усугубляется более специфическими факторами, которые обусловлены особой политической и культурной позицией германоязычных швейцарцев, по­давляющее большинство которых, в отличие от франкоязычного электората, последовательно выступает против вступления в Европейский Союз. Пред­ставляется, что достаточно высокий уровень неприятия германоязычным электоратом членства в ЕС можно объяснить с точки зрения двух основных факторов: с одной стороны, все швейцарцы принадлежат государству, кото­рое, как известно, не имеет общекультурных атрибутов, что делает их более уязвимыми перед институциональными амбициями Европейского Союза; с дру­гой стороны, как германоязычные швейцарцы, они принадлежат к этнолинг­вистической территориальной единице, этнокультурные границы которой не имеют институционального подкрепления. Стиснутый в таком объективном политико-институциональном и этнолингвистическом формате, германоя­зычный электорат приобрел латентное чувство уязвимости и национальноэксклюзивное построение идентичности, которое можно рассматривать как основу евроскептицизма.

Обсуждение и заключение. ЕС хочет уточнить контуры своих отноше­ний со Швейцарией, но чем более настойчивoй будет становится амбициозная риторика Евросоюза, тем больше вероятность, что германоязычный электо­рат будет воспринимать евроинтеграцию как угрозу собственной идентично­сти, и тем сильнее будет его решимость оставаться вне его границ. Учитывая, что германоязычные швейцарцы превосходят численностью своих франкогово­рящих соотечественников более чем три к одному, Швейцария останется в стороне от ЕС в обозримом будущем.

79-87 232
Аннотация

Введение. Актуальность исследования вызвана растущим интересом к практикам вовлечения граждан в бюджетный процесс в России и за рубежом. С 2017-го года запущен проект «Развитие инициативного бюджетирования в Российской Федерации», реализуемый Министерством финансов РФ и Всемир­ным банком. В данном проекте сегодня участвует более 50 российских регионов. Поскольку тема гражданского участия в распределении бюджета является до­статочно новой, закономерно среди академических исследователей и практи­кующих специалистов возникает интерес к зарубежному опыту, в частности, к механизмам вовлечения жителей, используемым в европейских странах.  

Материалы и методы. В подготовке статьи использован сравнительно-исторический анализ и метод кейс-стади. В качестве источников привлече­ны академические статьи, тематические книги и монографии, энциклопедии, официальные сайты органов государственной власти, специализированные пор­талы интернет-участия.  

Результаты исследования. Выявлены исторические и политические предпосылки, которые заложили основы для развития современных механизмов прямой демократии в европейских странах. Охарактеризованы наиболее мас­штабные страновые кейсы, которые выделяются количеством реализованных проектов или граждан, принявших участие в выдвижении и отборе идей, касаю­щихся локального развития. Представлены кейсы европейских столиц Парижа, Мадрида, Лиссабона и Варшавы. Охарактеризован опыт России в данном исто­рическом контексте.  

Обсуждение и заключение. Выявлены наиболее оригинальные подходы, ко­торые представляют интерес с точки зрения используемых процедур вовле­чения граждан или тематики тех вопросов местного значения, которые вы­носятся на обсуждение в рамках партисипаторных механизмов. Показано, что необходимость непосредственного вовлечения граждан в принятие бюджетных решений признается сегодня в разных странах.
88-97 143
Аннотация

Введение. Цель настоящей статьи – анализ реформирования адвокатуры, которая образовалась после Февральской и Октябрьской революций в России. О значении адвокатуры для государства говорит тот факт, что и Временное правительство, и правительство большевиков буквально сразу же после захва­та власти озаботились ее судьбой. Временное правительство образовало под­комиссию по пересмотру положения об адвокатуре, был подготовлен проект закона о создании независимого сословия присяжной адвокатуры. СНК РСФСР 24.XI.1917 года принял декрет «О суде» № 1, которым упразднил адвокатуру без какой-либо замены. Принимаемые властью вплоть до 1922 года различные положения и постановления о правозащитниках – свидетельство правового хаоса в стране. В 1922 году ВЦИК РСФСР, наконец, принял «Положение об ад­вокатуре», которое просуществовало до 1939 года. Согласно этому положению адвокатура была подконтрольна государству. В годы репрессий она не могла осуществлять свою главную функцию, была не допущена ни к следствию, ни к судебным процессам над репрессированными.  И только в 1939 году согласно «Положению об адвокатуре СССР» коллегии адвокатов стали относительно самоуправляемыми, им были даны права юри­дических лиц, вернулось в оборот слово адвокат. Шли годы. Постепенно осла­блялось государственное руководство адвокатурой. «Положение об адвокатуре РСФСР» от 1962 года значительно расширило права адвоката, коллегии были признаны добровольным объединением лиц, занимающихся адвокатской дея­тельностью.  В 1970-1980 гг. шли поиски совершенствования института адвокатуры, в Конституцию СССР 1977 года была включена ст. 161 о коллегии адвокатов. В «Положении об адвокатуре РСФСР» 1980 года содержались принципы междуна­родных актов.  После распада СССР наряду с традиционной адвокатурой действовали так называемые параллельные коллегии адвокатов, велась активная работа по созданию новой адвокатуры. Итогом стал федеральный закон «Об адвокат­ской деятельности и адвокатуре в РФ», принятый в 2002 году. Адвокат был признан независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответ­ствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности было запрещено.  

Материалы и методы. Материалами для исследования послужили тру­ды отечественных и зарубежных исследователей в области российского права, законодательные акты XX века России и СССР. Методологическую основу ис­следования составили общефилософские и частно-юридические методы позна­ния в сфере организации отечественной адвокатуры, методы сравнительно-правового и историко-правового анализа.  

Результаты исследования. В результате проведенного научного исследо­вания сделан вывод: там, где нарушен принцип законности и господствует про­извол, где нет адвоката, там нет правосудия.  

Обсуждение и заключение. Обоснована необходимость независимости адвоката и адвокатуры, адвокатура может функционировать только в ста­бильном обществе; в условиях правового хаоса адвокатура не может выступать как правовой институт. Адвокатура – средство спасения государства от вну­треннего разложения. Государство должно заботиться об адвокатуре и гаран­тировать независимость адвоката.

98-107 1247
Аннотация

Введение. В статье сформулированы некоторые из основных особенностей российской политической культуры, в частности, сформировавшиеся за сто­летие, прошедшее со времен Великой русской революции 1917 года. Вместе с тем, отмечено и то, что корни политической культуры не являются про­стым «слепком» с «Октября», последующей и текущей истории и особенно­стей практики политического режима, а лежат гораздо глубже, имея, в том числе, онтологические составляющие. Основные черты российской политиче­ской культуры (автор не ставил задачи в рамках статьи сделать их исчер­пывающий перечень) даётся в увязке с практикой осуществления политики и управления в России. В статье поднят также такой концептуально важный вопрос, как соответствие доминантной политической культуры российского общества осуществляемым радикальным преобразованиям (советизации и мо­дернизации), который не теряет в России своей значимости, начиная с 1917 года, вплоть до современности.  

Материалы и методы. В основе методологии работы лежат общетеоре­тические воззрения российских и зарубежных авторов, касающиеся понятия «политическая культура» и его значения в политике. Предпринята попытка, используя методы политической социологии, составить логически взаимосвя­занный перечень основных особенностей российской политической культуры, кратко проиллюстрировав его фактологическим материалом и сопутствую­щими политико-идеологическими комментариями.  

Результаты исследования. Основной объём статьи посвящен описанию главных особенностей («несущих конструкций») современной российской по­литической культуры. Представляется, что они способны существенно рас­ширить «поле интерпретаций» внутриполитического развития России за последнее столетие, дадут возможность по-иному взглянуть на некоторые традиционные оценки событий российской истории, а также учесть эти осо­бенности при оценке настоящего и будущего страны.  

Обсуждение и заключение. Помимо перечисления основных черт россий­ской политической культуры, в статье проводится мысль о том, что «полити­ческая культура» это не некий абстрактный политологический концепт, но одно из ключевых «операционных понятий» для сферы практической политики и управления. Адекватная оценка её состояния существенно влияет на ито­говые результаты политических преобразований и эффективность текущей политики (в статье приводится, в качестве примера, заочный спор Плеханова и Ленина о целесообразности «социалистической революции в России). Пред­ставляется, что здесь ставится весьма важный для современной российской истории и системы управления вопрос о том, в какой степени состояние национальной политической культуры, отражаемой, в частности, через опросы общественного мнения, соответствует очередным (проводимым, или плани­руемым) масштабным преобразованиям в рамках «российской модернизации».  В заключение ставится открытый вопрос о влиянии особенностей полити­ческой культуры России на её внешнюю политику, который автор предполага­ет рассмотреть в отдельной статье.

РЕЦЕНЗИИ

108-110 107
Аннотация

Рецензия на учебник Л.И. Захаровой «Международное спортивное право» (Захарова Л.И. Международное спортивное право: учебник для бакалавров / отв. ред. К.А. Бекяшев.М.: Проспект, 2017. 272 с.)



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2073-8420 (Print)
ISSN 2587-5736 (Online)